Владимир Кокурин (vladgenstern) wrote,
Владимир Кокурин
vladgenstern

Categories:

Уклад жизни

Племянница Юля без малого десять лет живёт в государстве Израиль. Могу ли сказать, что она там счастлива? Не знаю… Не рискну. Не уверен и не убеждён. Пусть сама за себя скажет, если посчитает нужным. Она человек творческий. Сначала она окончила Абрамцевское училище, потом и вовсе художественный институт – найдёт краски для ответа. Как её дядя Володя находит слова.
А от своей племянницы Юли я частенько слышу такие слова: «Дядь Володь, вот почему эмигранты из России так Россию ненавидят? Мне с ними трудно общаться… Ну, уехали вы из России давным-давно, чего на неё зло держать? И ведь не скажу, что они здесь жируют! Многие еле-еле концы с концами сводят. На Родине жили гораздо лучше. Может, поэтому у них к России такая ненависть? У меня ведь её нет, хотя и особой любви тоже нет. Я считала себя космополитом, а вот, оказалось, что совсем не космополит…»
Действительно, почему?.. Я вот тоже в глубине души космополит. Но если бы эмигрировал, никогда бы зла на своё Отечество не держал. Не держал бы зла на своих недружелюбных соотечественников. Ведь они не власть ненавидят. Все эти артисты Серебряковы. Не Путина и не Сталина они терпеть не могут, хотя и их заодно тоже. Они ненавидят уклад жизни России. Понимаете? Русский уклад жизни их бесит. Они плюются в уклад жизни, который складывался веками. Русское слово уклад. Уложено, положено жить всем в ладу… Даже если разлад. Бессмысленный и беспощадный русский разлад, как забубенное русское пьянство. Как будто у нас есть другой уклад жизни. Как будто он может быть иным! Как будто у нас есть другая мама. Как будто когда-то Москва слезам верила! Да она никогда им не верила и верить не собирается. Не растолкаешь локтями других, тебя затолкают, на затопчешь ты, затопчут тебя и не заплачут… Москва, как много в этом звуке для сердца русского слилось… Как же им бедолагам не повезло родиться русскими! И всё же. Будете вы хрипеть, царапая край матраса, строчки из Александра, а не брехню Тараса…
В своё время (в нужное время!) написал фельетон «Космополит Таня Иванова». Фельетон так сказать «по мотивам…» На основе реальных событий. Если посчитаете нужным, можете ознакомиться с ним ниже. Если вы ещё не потеряли вкус к чтению фельетонов, объёмом более семи тысяч знаков. Ну, так... Привычка. Половина газетной полосы старого формата А2.
Жила-была девочка по имени Таня, а по фамилии Иванова. Папу звали Юра, значит, была она Татьяна Юрьевна. Замечательное сочетание звуков! Произнесите вслух и согласитесь со мной немедленно. Хотя вариант Татьяна Георгиевна, пожалуй, поизысканнее.
Таня Иванова росла девочкой своеобразной – это было заметно с самого раннего детства. Она очень любила образы и совсем не любила цифры. Совершенно не запоминала правила по русскому языку, но зато прекрасно помнила запахи всего, что только ей удавалось унюхать своим милым носом с горбинкой.
Да, вот носик-то с горбинкой выдавал в ней кое-что. Верней, кое-кого. А ещё выдавали глаза – чёрные, миндалевидные, навыкате… Помнится, один персонаж в бывшем русском городе Киеве всё страдал по женским глазам: ах, мол, каковы эти женские глаза! Мол, видели бы вы, господа, на что способны эти женские глаза. Хотя сам был доктором и прекрасно знал, что между женским глазом и мужским нет абсолютно никаких отличий. Это же не по малому делу в туалет сходить и даже не морда лица, которую надо брить по четырнадцать раз в неделю. Ох, уж эти мастера прозы и поэзии! Специалисты по кремовым шторам и венецианскому стеклу, увитому плющом. Ну, нет разницы между глазом мужчины и женщины! Вытащите и убедитесь сами.
Но вернёмся к Тане Ивановой. К носику с горбинкой и семитским (ну так!) глазам добавьте и волосы, чёрные, как июльская ночь в Кореизе. Или в Симеизе? Вечно я их путаю. Таня на свет появилась с такой шевелюрой – даже её мама расстроилась, когда ей показали. А папа обрадовался. Папа-то был огненно-рыжий и втайне завидовал всем брюнетам. Даже брюнетам-придуркам. Хотя брюнеты не бывают придурками. Не найдёте вы ни одного брюнета-придурка. Природа брюнетам благоволит. Брюнета разглядишь даже в лысом и седом.
И пока она была маленькой, Таней не могли нарадоваться все. Даже учителя русского языка. Спросите, как же такое возможно, если Таня Иванова в диктантах делала ошибок больше, чем слов в тексте? Потому что это тоже ведь чудо. Таня читала книжку за книжкой. Проглатывала книжки, не жуя. Взрослые книжки! На завтрак – мистер Фаулз. На обед – герр Гессе, на полдник – Абэ-сан, на ужин – мусье Камю, ну и перед сном – в качестве стаканчика с кефирчиком – наш товарищ (и даже друг!) Венечка Ерофеев.
И вот при таком рационе что вы хотите от письменной речи? Насколько огненно-ярким фонтаном била Танина устная речь, настолько же фонтанировала и письменная, только… с чудовищным количеством орфографических и пунктуационных ошибок. И учительница ставила ей две оценки – единицу за форму и пятёрку за содержание. В итоге – трояк.
Таня незаурядно рисовала, пела, танцевала – логичный ряд, не так ли? Что ещё? Ах, да! Совсем забыл. А ещё она любила. Так, как любила Таня Иванова мало кто в принципе любит любить и умеет любить. По крайней мере, вашему автору такие больше не встречались. Здесь ведь что важно? Хотеть. Как говаривал один могучий театральный старик: хотеть – значит мочь. Таня так хотела любить, до такой жгучей потребности, что готова была полюбить виртуальную тень, только чтобы было кому поклоняться. Да-да, увы и ах, но любить – это значит поклоняться. И даже в ножки кланяться – если понадобится. И снизу вверх смотреть, даже если на голову выше партнёра и на две головы (так!) чище…
И как пошла Таня Иванова любить, как поехала, как поскакала… Не так, как Попрыгунья у Антона Палыча. И не так, как у него же Душечка. Что вы! Совсем не так. Хуже. Гораздо хуже. С чудовищными последствиями для всех маминых и папиных несбывшихся надежд. Она ускакала от архитектора с московской пропиской и трёхкомнатной квартирой с видом на ту самую скамейку, на которой никогда не разговаривайте с неизвестными! Потом она ускакала от Швейцарии и Австрии вместе взятых, но вовсе не потому что ей дискомфортно в Альпах, и она предпочитает что-нибудь пожиже – вроде Ай-Петри. Нет, ведь она хочет смотреть снизу, а не сверху!
И всё скакала и скакала – и уже пошёл счёт четвёртому десятку лет, отпрыгавших своё, а она всё талдычит любимой бабушке: «Бабушка, я только в любви могу быть счастливой!» И это заклинание она твердит любимой бабушке, у которой был только один мужчина – её муж – первый и последний. И которая, если сказать по секрету – никому ни-ни! – об оргазме читала только в Большой Советской энциклопедии…
И что ей могла сказать бабушка в ответ? Что для неё счастье – это служить Родине? Людям себя отдавать, а не любви? Смотреть снизу вверх на товарища Сталина, а не на любовника в постели? Ну, сказала пару раз… Что-то о Родине, о партии, о русских берёзках… Что она гордится быть русской. Мол, как ни тепло чужое море, как ни красна чужая даль, не ей поправить наше горе, размыкать русскую печаль… А причём здесь это?! – слышу вопль на ухо. Причём здесь Николай Алексеевич Некрасов? Да ни при чём. Так просто бабушка ей говорила. Ни для чего. Ни и о чём. Любила она стихи Николая Алексеевича Некрасова и прочих плакальщиков Всея Руси. А ещё дело в том, что…
Дело в том, что Таня Иванова уезжала. Насовсем, навсегда. Именно на берега чужого моря уезжала. Именно туда, где тепло и даль красна и обустроена. За любовью уезжала, за счастьем. Не за едой и не за шмотками уезжала. Не подумайте о ней чего плохого! Не от неустроенности убегала. Не от проклятого режима. От маленьких мужчин убегала, на которых ей так и не удалось поглядеть снизу – вверх. Точнее, поглядеть удалось, но не удалось надолго взгляд задержать. Может, там удастся? Может там мужики повыше росточком? А если там сплошь лилипуты? А? Чего делать будешь, Таня Иванова?
…И вот прошли годы. Не то чтобы годы долгие, а всего-то года три. Но столько за них всего случилось, столько произошло! Сами знаете, повторять не буду. Три недели, которые перевернули мир – с 23 февраля по 16 марта 2014 года. Просто взяли – и перевернули к чёрту этот украинский мир.
И наша Таня Иванова всё-таки нашла на берегу чужого моря мужчину, на котором ей удалось-таки задержать взгляд снизу – вверх. И понесла от него даже двух чудных малышей. Всё, Таня? Хэппи энд? А она смотрит так грустно и даже что-то похожее на слезу в уголках глаз… Что, Таня? Что не так? Да вот… Говорит почти шёпотом, оглядываясь, чтобы её мужчина её же не услышал. Думала, что я космополит, что мне всё равно, какая в море температура, а оказалось, что нет. Вздыхает.
Оказалось, что ей не всё равно, чей Крым, что ей не по барабану, какой флаг над Севастополем. Что ей бабушка стала близка и понятна – со своей нелепой плебейской любовью к стихам плакальщика Всея Руси… Стала близка и понятна, когда её не стало. Стало не всё равно, когда назад вернуться невозможно.
Subscribe

  • Олимпийский огонь внутри нас

    Спрашиваю у близкого мне человека, далёкого от спорта (ооооооочень далёкого): -Ты в курсе, что в Токио открываются Олимпийские Игры? Человек…

  • Здесь гуляла Анна Ахматова и пел... Михаил Круг

    Сквер севастопольских курсантов, 20 июля 2021 года. Лучшее место в городе. Лучшее из лучших. Район Стрелецкой бухты. "Стрелка", если…

  • Диалектика анти-России

    Утешает одно: из Украины анти-Россия, как из говна пуля. И вообще сортирная тема – самая очевидная, когда сравниваешь Украину и Россию. Если…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments