?

Log in

Бухта Улисс

Величайший путешественник всех времён и народов Жюль Верн не покидал пределов города Парижа. Разве что на аэростате вдоль Елисейского поля промчится да на старости лет до Ясной Поляны и обратно в бричке прокатится. Но это не мешало ему знать в подробностях нравы и быт, к примеру, Папуа Незалежной Украины. Или в мельчайших деталях описывать флору и фауну Тамбовщины и прочих мест обитания волков. Всё, что нужно великому путешественнику: глобус, атлас, справочник туриста и буйная фантазия. А нынче всё это заменяет Википедия.
Я хоть и не Жюль Верн, но тоже обожаю путешествовать с помощью глобуса, атласа, справочника туриста и необузданного воображения. И тоже редко покидаю  Пари…(зачёркнуто) берега своих бухт и бухточек, разве что прокачусь на дилижансе по ухабам до Неаполя Скифского и обратно. А благодаря необузданному техническому прогрессу и вовсе нет смысла даже стены своего жилища оставлять. Тынц на кнопочку – и ты в Нарьян-Маре. Тынц на другую – и вот я уже на берегу бухточки с феноменальным названием Улисс. А по соседству с ней бухточка Анна и просто дивный Диомид… Поглазел, покрасовался и отправился с Востока на Запад – домой на берега бухты Камышовой.
На берегах наших бухт и бухточек нынче всё дорого. И выпить дорого, и закусить. Это я о самом главном, что нужно знать путешественнику. Что почём и скока? Это и главное, и не главное – это всё. Не «Что? Где? Когда?», а «Что? Почём? Скока?»  Человеку испокон веков главное – это пожрать и то что рифмуется со словом «пожрать». Поржать, а не то, что вы подумали.  В том смысле, чтобы было сытно, уютно, тепло и жопе мягонько. И чтобы всё это сытненькое и мягонькое было за дёшево, а не за дорого!
Вот случился со мной приступ ностальгии, и пошёл я искать знаменитый 45-й гастроном – на проспекте Нахимова. Сколько с ним было связано, столько пережито… Бывало, захаживали туда с коллегой по жанру Лёней Хайтом после тяжелейшего трудового дня в редакции газеты «Возрождённая Слава». Если говорить откровенно, то мы туда с коллегой захаживали и до начала тяжелейшего трудового дня в редакции «Возрождённой Славы», и во время оного.
Read more...Collapse )

Три четверти лирики

Я ей говорю: «Слушай, ты же украинка на три четверти. Где твоя свидомость?» Она дуется: «Почему это на три четверти?» Объясняю на пальцах: «Вот смотри, твоя прабабушка как оказалась в Севастополе? Она пришла сюда буквально пешком – в годы Гражданской войны в России. Тогда многие бежали в Крым – кто-то по идейным соображениям, а кто-то чисто пожрать яблок. Твоя прабабушка пришла в Крым из Житомирских лесов одна – смелая женщина. Отчаянная. Из тех краёв, что описаны Александром Ивановичем Куприным в знаменитой повести «Олеся». И хоть звали твою бабушку не Олеся (по-русски Александра), а Лариса (по-украински Леся), но она была украинкой со всех сторон. Так?» Моя собеседница почему-то недовольно глядит исподлобья и отвечает: «Так. И чего? У меня ещё и прадедушка был, а не только прабабушка!»
Я продолжаю: «Так. Сейчас дойдём и до твоего прадедушки. Здесь, в Севастополе, в 1922 году твоя прабабушка встретилась с твоим прадедушкой. На улице, которая стала Рабочей и по названию, а не только по сути. На Корабельной стороне – с которой и начинался в своё время город. У прадедушки был дедушка-артиллерист. Из крепостных, но с умной головой и ловкими руками.  И везучий! Выжил на Корниловском бастионе. И остался выживать на развалинах. А вот его сыну не повезло. В апреле девятнадцатого года. Зато повезло внуку в ноябре двадцатого года. Через раз, короче говоря…
Твой прадедушка встретил твою прабабушку в клубе для пролетариев на танцах – тогда тоже снимали на танцах! Встретил на танцах и привёл в родительский дом – там же, на Рабочей. По тем временам – заря НЭПа – это был богатый дом. Прадедушка был мастер автогенного ремесла. Новой властью не просто востребован – вознесён на неслыханную для работяг высоту. На высоту первого царского сословия. Вот как ценила советская власть золотые руки простолюдина. Не так, как в сказке про Левшу.
Корни твоего прадедушки и его дедушки на данный момент определить практически невозможно. Но примем по умолчанию, что эти корни – великороссийские. Пусть. Прадедушку звали Константин Макарович, и это говорит о многом, если верить Антону Павловичу Чехову».
Она перебивает мой поток сознания: «Так где же три четверти? Пока вижу только половину». Read more...Collapse )

Незримое

С безмерным удивлением для себя узнал, сколько сейчас стоит детский садик. Не в том смысле, сколько стоит его возведение, а во сколько он обходится родителям, если ребёнка в детский сад отдать. От ста до ста пятидесяти рублей в день, грубо говоря. В месяц, соответственно, до трёх тысяч рублей. Ну, ни фига себе… обдираловка. Пятьдесят баксов. Не нравится? Таскай своё чадо в рюкзаке.
Двадцать лет назад за пятьдесят баксов моя хорошая знакомая снимала двухкомнатную квартиру. Весьма недурственную просторную двушку – в девятиэтажке восьмидесятых годов постройки на улице Астана Кесаева – рядышком с Гагаринским РОВД. Ну, сейчас эта контора называется по-другому, и я даже не знаю, как именно. Да и знать не желаю! Правда, пришлось узнать, что за углом вход в ФМС… Вы никогда не бывали в ФМС? Тогда вам крупно повезло. Хотя сомневаюсь, что найдётся сейчас человек, который ни разу не побывал в ФМС.
А почему не повезло? Очень даже повезло. Много людей повидал. Я даже не знаю, где бы я ещё увидел такое сконцентрированное количество человеческой массы. Столько самых занятных диалогов услышал и поучаствовал. И про себя много чего услышал. «Не нравится Россия? Вали в свою Украину!» Смешно, конечно. Двадцать лет мне советовали валить в «свою Россию». Как только свалил, тут же мои доброжелатели поменяли слово «Россия» на слово «Украина». Вали в «свою Украину». Участь всех отщепенцев? Маргиналов? Не хочу быть отщепенцем и маргиналом. Хочу быть, как все.
Такие истории услышал… К примеру, история о том, как можно прийти в ФМС без единой бумажки – вообще без единой! – и в течение года всё-таки выходить себе чего-нибудь. Это история про одну женщину средних лет – по её словам – уроженку Чебоксар. По её словам, женщина, по её словам, средних лет и по её словам, уроженка Чебоксар. Всё по её словам. Только паспорт вполне себе реально осязаемый, а не по словам. С датой рождения.
Валить сейчас – это величайшая глупость и нерасчётливость. Для людей моей профессии. Потому что наконец-то стали востребованы русский язык и литература. Вы даже не представляете себе, насколько востребованы! Нынешняя молодёжь искалечена украинизмами. Она не знает ни языка, ни литературы. У них редкостная путаница русского языка с украинским диалектом. Одесса с одной «с» пишут. Неможна – вместо нельзя. Шукать вместо искать, ховать вместо прятать. Волосся вместо волосы. На симферопольском вокзале, помнится, висела табличка: «камера схову». Жуть… Три года назад сняли эту табличку. Вот именно ради этого Крым и аннексировали. А вы как думали? Чтобы камеры схову поубирать к чёртовой бабушке! И оставить только камеры хранения. В которых, откровенно говоря, на сегодняшний день ни черта не хранится.
Read more...Collapse )

Тетраптих

1.Сидим значит мы в шикарном ресторане в долине Бельбек – там ещё разрешают за бабки в микрофон поорать «Солнце моё, взгляни на меня! Моя ладонь превратилась  в кулак». И огрести качественных люлей от завсегдатаев. Хозяин там азербайджанец Зияфат, которого наши кличут Зефой. Сидим впятером (3+2), а в сумке у меня 90 штук рублями. Сумка, которая как бы кошелёк. И лежит этот как бы кошелёк рядышком со мной и душу греет в предвкушении. Хоть что-то, но лучше, чем ничего. На вечер хватит. На тех, которых с нами троими две штуки, хватит с запасом! И вот разливаю я по бокалам тем, которых две штуки, «Мускатное игристое», предвкушаю и… внезапно из темноты плюща возникает некая рука глистоподобной наружности, хватает мой как бы кошелёк и исчезает в темноте. Вот же бл…! Было хоть что-то, а не стало вообще ничего!   И тут уже не до предвкушения. Тут бы расплатиться за не выпитое, но откупоренное «Мускатное игристое» да до дому добраться – в кредит.
Но славный опер майор Гриша Протасов (моя милиция меня всё-таки бережёт) нашёл злодея. Обложил его и поймал, крепко ухватив за… глистоподобную руку. Вытрясли из него 18 штук из 90 – хоть что-то, но лучше, чем вообще ничего. Раскаялся злодей – его раскаяние всё равно что пшик – и накатал он долговую расписку на оставшиеся 72 тысячи под ежедневный один процент в случае не возврата в срок. Ну, хоть что-то…
2.Один странный чувак – призывный умом и не совсем крепкий телом, влюбился в крепкую умом, но призывную телом, замужнюю даму. Ну, совсем беспонтовая дама и совершенно беспонтовая любовь. Но хоть что-то, потому что странный, но холостой чувак за всю свою жизнь не влюблялся ни разу.
И так он возле неё топтался и этак, но всё впустую. Пошёл ва-банк, поклялся взять её замуж, если она бросит своего потенциального рогоносца и стать папой её двум дочуркам. Тщетно… Она только улыбалась подкрадушно. Поцеловала его в лоб и произнесла томно: «Останемся друзьями». Ну, хоть что-то…
Этот странный чувачок и не подозревал, что значит для женщины «быть друзьями». Это значит, что когда мужчина её мечты воплощает мечты с другой женщиной, она мчится к «другу». Когда её Избранник заявится под утро без бумажника, без мобилы, без двух очаровательных шлюшек – вроде ещё только-только были у него под рукой и конечно же без совести. Вот тогда она и мчится к третьему в её чудном и дивном гармоничном мире. Поплакаться в жилетку мчится, а не рога наставлять. И затянет песню всё одну и ту же нудную и заунывную. Чтобы её «друг» выслушал, утешил и… только потоптался у самого сладенького. А насчёт рогов… она их обязательно наставит своему Избраннику мечты. Но не с «другом». А со здоровенным самцом – такой себе призывный шкаф с бешеным членом вместо ключика. Ну, хоть что-то вместо ничего – это я про рога, потому что он их заслужил…
Read more...Collapse )
Если бы я – по тем или иным причинам – остался один с дочкой или сыном школьного возраста, то вряд ли бы привёл в дом новую женщину. Маловероятно, насколько я себя знаю. Не стал бы рисковать. Сослагательное наклонение в таких случаях не катит, но всё же. А если бы я был женщиной? В такой же ситуации? Типа Гертруды? Не пей вина, Гертруда, пьянство не красит дам...  Сложный вопрос, потому что мне легче представить себя… со свечкой в православном храме, чем женщиной. И конечно же ни при каких обстоятельствах не женился бы на женщине с ребёнком. Вот это стопроцентная гарантия. Никогда не возьму на себя роль отчима. Впрочем…

…У Маши Салех-заде несовершенное лицо, но совершенная комплекция. И в свои пятнадцать лет она вполне сформированная юная дама. Маша – неформальный лидер 9-А класса. Её побаивается даже Васька Могила, который держит в страхе саму Тамару Арнольдовну Змерзлую – директора школы №67-бис.
Когда на уроке Машу поднимают к ответу, она поворачивается к учителю своей лучшей стороной – обратной. Маша глядит в потолок и задумчиво покачивает бёдрами, нежно упрятанными в модный фасон. На преподавателей-мужчин это производит впечатление, а преподаватели-женщины завидуют Маше и требуют вызвать в школу Машину маму и Машиного отчима.
Мама и отчим приезжают в школу по первому вызову – на Volkswagen Touareg.
Отчим хранит молчаливое строгое лицо начальника в третьем поколении, а мама шепчет на ушко классному руководителю:
- Она не прощает мне второго замужества. Мы с ней так намучились… Закрываем её в комнате, чтобы уроки готовила, а она по простыням через лоджию выбирается на улицу. И в эту свою тусовку… до глубокой ночи. И всё время врёт, - мамин шёпот срывается на плач.
Классный руководитель сочувственно качает головой, втихаря поглядывая на часы. У него ещё одна работа – вышибалой в ночном кабаке. Надо поспать часок-другой перед сменой.
…Маша Салех-заде не слушает ни учителей, ни маму с отчимом, но слушает панк-рок. На обложках всех её тетрадок красуются фото красавцев в одежде и без оной – с британским флагом наперевес. И подпись: Sex Pistols.
- Что это, Маша? – спрашивает  недалёкий классный руководитель.
- Это музыка всех поколений! – отчаянно и воинственно выпаливает Маша – да так воинственно, что на её совершенной груди дрожит мелкой дрожью «А в круге».
- Ну, да, - миролюбиво соглашается учитель. -  Конечно же, всех.
И мысленно напевает: «Ноу-ноу фьюче, ноу-ноу фьюче, ноу-ноу фьюче, ноу, ноу, ноу…»
Вы не переживайте, в Севастополе рагулей тоже достаточно. И с высшим образованием, и без оного. Конечно, не так, как там, за Перекопом. Там их вообще кишмя кишит. Кое-кого у нас уже нет – сдриснули ещё три года назад. А те, кто остался – те являют собой показательный и поучительный пример истинного украинства.
В основном это работники культуры и просвещения. Но и в других сферах тоже есть. Женщин не меньше среди них, чем мужчин, а может даже и больше. Подсчитывать недосуг. Они неплохо устроились, получают вполне себе по нашим меркам приличную зарплату – 25-30 тысяч рублей. Не бог весть что, конечно, но у ихних украинских коллег и близко такой зарплаты нету. А те, кто на начальнических должностях – и того больше. Например, завуч школы. «Перестаньте считать мои деньги», говорит такая завуч своим подчинённым, когда они напоминают ей, чем Украина отличается от России – зарплатой начальства. Несопоставимы. При Януковиче ставка завуча была примерно полторы тысячи гривен (около двухсот баксов), а по нынешнему курсу пятьдесят (!!!) долларов. Сейчас, при Путине, наши директора школ и завучи получают (за счёт премий себе любимым) под тысячу американских рублей. Почувствуйте разницу.
Россию они ненавидят. Вот так. Просто. Ненавидят и всё тут. Это феноменальное явление. Есть среди них уроженцы Крыма. Немолодые, получавшие образование при советской власти. Бывшие пионеры и комсомольцы. Молодых рагулей значительно меньше, но они берут не количеством, а качеством.
Кого бы выбрать в качестве наглядного примера?  Остановлюсь на двух персонах. Read more...Collapse )
Если вы кого-то на дух не переносите, это ведь чисто субъективное чувство, не так ли? Это же не значит, что его все на дух не переносят. Абсолютно все. Если вы кого-то терпеть не можете, это ведь не господом богом предназначено? Если вы к кому-то испытываете такую неприязнь, что кушать не можете, то это ведь не потому, что такова объективная реальность? Разве не так? Даже у Квазимоды может быть влюблённая в него женщина. Ну, теоретически ведь может? Разве не так? Даже у Парубия есть женщина, которая в него влюблена. Хотя в это очень трудно поверить. Даже у Ляшка… Разве не так?
А я скажу, что не так! Я скажу так: ненавидеть легче, чем любить, и в том абсолютная истина (сермяжная правда). И объективно легче делать то, что легче.  Я не могу любить того, кого мне положено презирать. Если хотите, богом положено. А я скажу, что положено Вселенной. Мне слово «Вселенная» нравится больше, чем слово «бог».
Ещё мне нравится слово «фатум». Очень нравится. Просто обожаю это слово. А оно обожает меня и сделало из меня фаталиста. И это объективная реальность. Пусть будет так, как будет, даже если всё будет наоборот. Или как шутил один приговорённый к виселице фаталист из страны, которая в октябре 1938 года не стоила пыли на сапогах британского солдата: что было, то было, ведь как-нибудь да было, никогда так не было, чтоб никак не было.
Да, ненавидеть легко. Очень легко. Это тонко подметил знаменитый режиссёр Гай Ричи. Смотрели фильм «Спиздили»? Посмотрите. Шикарное кино! Оказывается, англичане по-прежнему умеют саркастически смотреть на себя со стороны. По-прежнему могут бичевать свою англицкую спесь. А я думал, что последним это умел делать Джонатан Свифт. Ну, с поправкой на перевод Дмитрия «Гоблина» Пучкова.
Read more...Collapse )

Устаревшее слово

В чернозёмной полосе России ещё живы люди, которые помнят лапти. Натурально. Дети войны, которые всё ещё топчутся по земле и топчутся… назло московским министрам-капиталистам. Подчёркиваю – московским, а не российским. Хотя какое там «назло»? Вот уж четверть века восставшие из грязи министры-капиталисты существуют по ту сторону добра и зла. По ту сторону московских Пиренеев, по ту сторону московской Темзы… Мы по эту сторону Темзы, а они по ту.
И даже ваш автор хоть и не «дитя войны», но помнит соломенные крыши где-то то ли под Суджей, то ли под Щиграми, то ли под Обоянью, то ли под Рыльском… Он помнит, как оторопело таращил детские глаза и тыкал пальчиком: «Мама! Смотри, соломенные крыши!» Афигеть…
А мама смеялась и рассказывала, какие вопросы ей задавали на крутом берегу Иртыша, когда её, молоденькую училку, кинула советская власть сибирских детишек грамоте обучать. «А скажи курскАя, правда, что у вас в Курской области в деревнях бань нету? И туалетов тоже нету – даже типа сортир?» Вгоняли в кумачовый цвет лица двадцатилетнюю девушку. И правда ведь правда… Лопух нам в помощь – и это в тех краях, которые ещё в книжке про поход князя Игоря упомянуты!
Сибирь её потрясла своей обустроенностью. И баня в каждом (каждом!) доме. Охотничье ружьё, рыболовные снасти и лодка. Сибирский дом без ружья и без лодки немыслим, как немыслим баскетбол без негров. Да и не только баскетбол, как стало известно буквально на днях.
До них не докатилась ни война, ни крепостное рабство – может, поэтому в Сибири так?

Уже будучи студентом, вашему автору довелось побывать в городе Красноярске. И ваш автор брёл по широченным Красноярским улицам, разинув рот… Ну, никак он не ожидал такое увидеть. Город под стать реке, на берегу которой он расположился. Чей звук широк, как Енисей… Но жить там не решился. Комары, оводы, слепни… Крымский неженка -  что с него взять?
Read more...Collapse )

Альфред Штерн

В детстве многие из нас зачитывались фантастикой. Время такое было. Люди такие были. Уходили в фантастический запой. Тогда многие уходили в книжный запой. Кто-то бухал «Проклятых королей» - до белочек в Булонском лесу. Кто-то квасил, как мадеру на розлив из совхоза имени Софьи Перовской, наши родимые книжонки – про Гришку Распутина да про императрицу Фике. А кто-то фантастику.
Причём фантастику в основном вовсе не квасного розлива. Фу… Конечно, и тогда были, и сейчас остаются любители Ефремовых, Булычёвых и прочих евреев Стругацких, но мы были не из их числа. В смысле, не из не числа евреев Стругацких, а не из числа любителей их чтения. Потому что копия всегда хуже оригинала. Тем более, если не копия, а подражание оригиналу, что ещё сквернее.
И конечно же отдельное спасибо еврейке Рите Райт. Просто нижайший поклон в ноги – персонально за Курта Воннегута. Даже не знаю, что я делал бы без её переводов. Даже не знаю, что бы я делал без евреек… двадцать тысяч сигарет тому назад, тысяча литров пива тому назад и приблизительно три ящика водки после начала Крымской весны. Всё же есть в этих русских семитках нечто…
Так вот, в этой забугорной фантастике был мир, которому мы верили безоговорочно. Вот тому миру, который нас окружал, мы не очень-то верили. А миру из забугорной фантастики верили безоговорочно. И радовались. Радовались тому, что лучше жить в том мире, которому не очень-то или вообще не веришь, чем в том, которому веришь безоговорочно.
А сейчас я глянул по сторонам и завопил, будто меня пьяного тупо обчистили в караоке-баре «Солоха», что на Учкуевке: «Мать вашу! Да это же тот самый мир из забугорной фантастики!»
И сам немедля уселся за написание фантастического романа под названием «Альфред». А чем я не Курт? Курт Штерн. В кратком изложении сей опус выглядит так.
Read more...Collapse )
Жила-была девочка по имени Таня, а по фамилии Иванова. Папу звали Юра, значит, была она Татьяна Юрьевна. Замечательное сочетание звуков! Произнесите вслух и согласитесь со мной немедленно. Хотя вариант Татьяна Георгиевна, пожалуй, поизысканнее.
Таня Иванова росла девочкой своеобразной – это было заметно с самого раннего детства. Она очень любила образы и совсем не любила цифры. Совершенно не запоминала правила по русскому языку, но зато прекрасно помнила запахи всего, что только ей удавалось унюхать своим милым носом с горбинкой.
Да, вот носик-то с горбинкой выдавал в ней кое-что. Верней, кое-кого. А ещё выдавали глаза – чёрные, миндалевидные, навыкате… Помнится, один персонаж в бывшем русском городе Киеве всё страдал по женским глазам: ах, мол, каковы эти женские глаза! Мол, видели бы вы, господа, на что способны эти женские глаза. Хотя сам был доктором и прекрасно знал, что между женским глазом и мужским нет абсолютно никаких отличий. Это же не по малому делу в туалет сходить и даже не морда лица, которую надо брить по четырнадцать раз в неделю. Ох, уж эти мастера прозы и поэзии! Специалисты по кремовым шторам и венецианскому стеклу, увитому плющом. Ну, нет разницы между глазом мужчины и женщины! Вытащите и убедитесь сами.
Но вернёмся к Тане Ивановой. К носику с горбинкой и семитским (ну так!) глазам добавьте и волосы чёрные, как июльская ночь в Кореизе. Или в Симеизе? Вечно я их путаю. Таня на свет появилась с такой шевелюрой – даже её мама расстроилась, когда ей показали. А папа обрадовался. Папа-то был огненно-рыжий и втайне завидовал всем брюнетам. Даже брюнетам-придуркам. Хотя брюнеты не бывают придурками. Не найдёте вы ни одного брюнета-придурка. Природа брюнетам благоволит. Брюнета разглядишь даже в лысом и седом.
И пока она была маленькой, Таней не могли нарадоваться все. Даже учителя русского языка. Спросите, как же такое возможно, если Таня Иванова в диктантах делала ошибок больше, чем слов в тексте? Потому что это тоже ведь чудо. Таня читала книжку за книжкой. Проглатывала книжки, не жуя. Взрослые книжки! На завтрак – мистер Фаулз. На обед – герр Гессе, на полдник – Абэ-сан, на ужин – мусье Камю, ну и перед сном – в качестве стаканчика с кефирчиком – наш товарищ (и даже друг!) Венечка Ерофеев.
И вот при таком рационе что вы хотите от письменной речи? Насколько огненно-ярким фонтаном била Танина устная речь, настолько же фонтанировала и письменная, только… с чудовищным количеством орфографических и пунктуационных ошибок. И учительница ставила ей две оценки – единицу за форму и пятёрку за содержание. В итоге – трояк.
Таня незаурядно рисовала, пела, танцевала – логичный ряд, не так ли? Что ещё? Ах, да! Совсем забыл. А ещё она любила. Так, как любила Таня Иванова мало кто в принципе любит любить и умеет любить. По крайней мере, вашему автору такие больше не встречались. Здесь ведь что важно? Хотеть. Как говаривал один могучий театральный старик: хотеть – значит мочь. Таня так хотела любить, до такой жгучей потребности, что готова была полюбить виртуальную тень, только чтобы было кому поклоняться. Да-да, увы и ах, но любить – это значит поклоняться. И даже в ножки кланяться – если понадобится. И снизу вверх смотреть, даже если на голову выше партнёра и на две головы (так!) чище…
Read more...Collapse )

Profile

vladgenstern
Владимир Кокурин

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner